Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
ВРЕМЯ, НАЗАД!
ТОТ САМЫЙ
E32 09 b 2
E32 09 b 3
E32 09 b 4
E32 09 b 7
E32 09 b 6
E32 09 b 5
В 1979 году обворожительный Олег Янковский в образе Мюнхгаузена впервые произнес с телеэкрана: «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!» В этом году фильму Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен» исполняется сорок лет. Оказывается, на то, какой картина получилась в итоге, повлияло множество интересных героев и необычных историй. Например...

...МЕЧТАТЕЛЬНЫЙ ЗЕЛЬДИН
А началось все именно с мечты актера Владимира Зельдина. В свое время он очень хотел сыграть роль барона Мюнхгаузена, и по его просьбе драматург Григорий Горин написал пьесу «Самый правдивый». Спектакль шел в Театре Советской Армии, баронессу Якобину фон Мюнхгаузен в нем играла Людмила Касаткина, а Марту – Лариса Голубкина. Спектакль, увы, не имел большого успеха у зрителей, поэтому вскоре его убрали из репертуара. Но постановку успел посмотреть режиссер Марк Захаров и решил перенести ее на экран. Сначала казалось, что на главные роли логично было бы пригласить тех же актеров. Но Захаров предпочел более рискованный вариант. «С одной стороны, мне хотелось, чтобы Мюнхгаузена играл Андрей Миронов, талантом которого я восхищался. С другой стороны, был свой театр «Ленком» и мне хотелось взять актера оттуда, – вспоминает режиссер. – В приглашении Янковского на роль был элемент риска: к тому времени он сложился как актер совсем не комедийного толка. Но, к чести Олега, в его актерской палитре нашлись комедийные краски, которые в фильме получили достойное воплощение». «Поначалу я не верил в его барона, – признавался Григорий Горин. – Но началась работа, и Олег как будто влезал в характер, менялся прямо на наших глазах, врастал в роль... И явился Мюнхгаузен – умный, ироничный, тонкий. Какая была бы ошибка, возьми мы другого актера!»

...ХИППОВАЯ МАРТА
На роль Марты Марк Захаров поначалу тоже предлагал актрису своего театра Татьяну Догилеву. Догилева от природы темно-русая, а для проб ее покрасили в брюнетку. Актрисе так понравилось, что с тех пор она стала постоянно красить волосы и всегда шутит: «Спасибо Захарову!» Но ее не утвердили на «Мосфильме». На роль пробовались также актрисы Ирина Мазуркевич, Галина Золотарева и другие. Создатели картины раскладывали «пасьянс» из фотопроб и так, и сяк, и именно проба Елены Кореневой показалась им самой необычной. В то время внешний вид актрисы коренным образом отличался от экранного образа ее героини: она отчаянно хипповала, носила рваные джинсы и короткий «ежик» на голове. Так что женственный облик Марты – все эти белокурые локоны, накладные ресницы и кружевные платья – результат титанической работы гримеров и костюмеров. Роль Якобины досталась Инне Чуриковой, а ее сына Феофила сыграл Леонид Ярмольник. Несмотря на то, что ролью Ярмольник обязан именно Чуриковой (она настойчиво предложила его кандидатуру), на съемках Инна Михайловна ему спуску не давала. Доставалось Ярмольнику как морально, так и физически. «Я говорю: «Надо дать пощечину». Она дает Ярмольнику пощечину. Первый дубль, второй... Всё сильнее пощечины, но он терпит. Потом Инне Михайловне это так понравилось, что она стала импровизировать и в других сценах. Чуть что не так – смачная пощечина Леониду Исааковичу. Но он терпел!» – со смехом вспоминает Марк Захаров.

...СЛОМАННЫЕ ПАЛЬЦЫ
Съемки фильма проходили не только в России, но и в ГДР, на улицах города Вернигерода. Он практически не пострадал во время войны, и его старинные улочки и интерьеры домов, а также окрестные леса и луга стали великолепными декорациями. В съемках принимали участие и немецкие артисты. В том числе и один каскадер – этакий германский мачо. В одном из перерывов к нему подошел лихой Александр Абдулов, который играл в картине Генриха Рамкопфа, и предложил помериться силами. Скрестили они указательные пальцы и начали друг на друга напирать. «Вдруг слышу хруст. Смотрю, палец Абдулова как-то неестественно вывернут, – вспоминает актер Владимир Долинский, который играл пастора. – Я ему говорю: «Кажется, он тебе его сломал». «Не кажется, а точно», – хмуро отвечает Абдулов. Как потом ругался Захаров! Александру наложили незаметный гипс, и с ним он продолжил съемки. Но на этом его приключения не закончились. Прямо на съемках Абдулов еще и палец на ноге умудрился сломать!» Об этом рассказал уже Марк Захаров: «Не сломал – вывихнул. Абдулов же очень азартный человек и уговорил меня разрешить ему прыгнуть с четырехметрового забора без дублера. Второй режиссер сказал, что нужно сделать специальную яму, смягчающую удар, еще что-то... Но я отнесся к этому легкомысленно. В результате Александр Гаврилович сиганул и повредил себе ногу. Я очень сожалел, что уступил ему». Кстати, в фильм попал именно этот кадр. И с вывихнутой ногой актер умудрился добежать до лошади, сесть в седло и поскакать.

...ЧУЧЕЛО С ГЛАЗАМИ
Оленя с вишневым деревом на голове, который выходит из леса в подтверждение слов Мюнхгаузена, изобразить на экране оказалось тоже непросто. «Когда мы пришли в зоопарк снимать зверя, оказалось, что олени в то время как раз сбрасывали рога, поэтому крепить дерево было просто не на что, – вспоминает оператор комбинированных съемок Всеволод Якубович. – Пробовали снимать чучело, но у него были пустые глаза. Решили делать комбинированные съемки. На зообазе нашли марала, которого можно было выдать за оленя. Задекорировали решетку вольера под лес, положили дерн. Выпустили марала, а он вместо того, чтобы пройти перед камерой, начал кататься по земле. Тогда мы решили приманить его лакомством. Сработало – он прошел по нужному маршруту. Затем мы взяли на биостанции МГУ ствол вишни и прикрепили к нему искусственные цветы. Наш знакомый балетмейстер из Театра оперетты внимательно изучил походку марала и повторил его движения с деревом на голове. После чего дерево вырезали и совместили с оленем». Вспомнил оператор и еще об одной интересной съемке. «В фильме есть сцена: слуга Мюнхгаузена смотрит в подзорную трубу и, когда видит подлетающих уток, дает барону знак. Тот стреляет в дымоход, и из камина выпадает жареная утка. По задумке, слуга должен был увидеть в трубе уток, летящих на него. Когда мы стали искать в фильмотеках такой пролет, нашли множество кадров, где утки улетают от камеры, а чтобы они летели в другую сторону – ни одного. Пришлось устроить киноохоту на уток и гонять их в сторону камеры. А еще в съемках фильма участвовал медведь – по сюжету, он выходил из леса во время герцогской охоты. Чтобы зверь шел в нужном направлении, его приманивали баночкой с килькой: когда по ней стучали, медведь шел на знакомый звук», – рассказал Якубович.

...ЧЁРНАЯ КОНТРАБАНДА
Для советских артистов поездка на съемки за границу была не только рабочей, но и туристической: в свободное время они знакомились с достопримечательностями зарубежья. Инна Чурикова, например, рассказывала, что именно тогда она впервые попробовала йогурт. А вот актер Владимир Долинский решил воспользоваться поездкой еще и для бизнеса. «Это был мой первый визит за границу. Признаюсь, хотел прикупить западного барахлишка, а по дороге туда умудрился пронести мимо таможни полтора килограмма черной икры. Честно говоря, собирался там ее продать и подзаработать, – рассказывает Владимир Абрамович. – Но, видимо, я оказался не очень хорошим коммерсантом – сделать это мне не удалось. Так что пришлось всей съемочной группе есть икру деревянными ложками, которые мы привезли в качестве сувениров. Впрочем, на этих съемках мы всегда ели от пуза. Например, в фильме есть эпизод, когда меня, барона Мюнхгаузена и Якобину усаживают за стол, на котором жареная осетрина, копченое мясо, фрукты! Всё настоящее. Сначала решили сцену отрепетировать. Я намеренно с утра ничего не ел и накинулся на еду. Захарову понравился мой аппетит, он велел ассистентам заново накрыть на стол и скомандовал: «Мотор!» А я уже на деликатесы смотреть не могу! Так что снимали так: камера смотрит на меня – жую, не смотрит – сплевываю».

...УМНОЕ ЛИЦО
Оказывается, знаменитая фраза барона Мюнхгаузена: «Умное лицо еще не признак ума…» – изначально в сценарии звучала так: «Серьезное лицо еще не признак ума…» Олег Янковский оговорился случайно. Новый вариант очень понравился Марку Захарову, но при этом совершенно, не устроил Григория Горина. Он настоятельно просил переозвучить этот фрагмент, но Захаров, несмотря на протесты сценариста, делать этого не стал. «Пусть все идет, как идет», – сказал он. Так фильм и вышел. С первого же показа по телевидению картина стала популярной, и сейчас, спустя сорок лет со дня премьеры, она продолжает оставаться любимой огромным количеством зрителей.