Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
МОДНЫЙ ЮБИЛЕЙ
МОДНЫЙ СЧЁТ АЛЕКСАНДРА ВАСИЛЬЕВА
E48 08 c 4
E48 08 c 2
E48 08 c 7
E48 08 c 6
Главному российскому арбитру в области моды, ведущему передачи «Модный приговор» Александру Васильеву 8 декабря исполняется 60 лет. К этому солидному возрасту он подошел с солидными достижениями. «Мир подвластен мне. Я объехал вокруг света три раза, путешествовал в 68 странах мира, работал в 35 странах», – как-то признался Васильев. И это еще не самые интересные цифры в его биографии.

В 8 лет Александр, сын театрального художника и актрисы, почувствовал вкус славы. Его мама играла в эпизоде фильма «Женька наоборот», а ребенка на главную роль никак не могли найти. «Мама привела меня, и я прошел пробу, – вспоминает Васильев. – Потом снялся еще в нескольких фильмах, а затем меня пригласили быть ведущим детской передачи «Театр «Колокольчик». Я стал узнаваем – на улице дети смотрели на меня во все глаза. Письма получал мешками. Года два я снимался в этой веселой программе, а попутно и в других детских передачах: «Спокойной ночи, малыши!», «Приходи, сказка». А в начале 1970-х начал вести «Будильник» вместе с Надеждой Румянцевой… Работа моя на детских программах на «Шаболовке» закончилась по самой банальной причине – я вырос».

3000 спичечных коробков составили первую коллекцию Александра Васильева, которую он собрал в 12-летнем возрасте. Но делом всей жизни стала другая коллекция – старинных вещей. Сейчас она насчитывает больше 50 000 экземпляров, а началась с иконы. «Коллекция моя началась в возрасте 8 лет, когда я после уроков нашел во дворе дома в Нащекинском переулке икону Николая Чудотворца XVIII века, – рассказывает он. – Икона была большой, треснутой посередине, стояла образом к стенке, и на ней сохла банальная половая тряпка. С этого всё и началось». Больше всего в коллекции историка моды, конечно, старинных платьев, и с некоторыми связаны поистине фантастические истории. Например, семья белых эмигрантов Самсоновых передала Александру сундуки с нарядами своей бабушки. Поскольку эти платья давно вышли из моды, потомки сундуки не открывали. А зря, под платьями обнаружились фамильные бриллианты!

2 женщины послужили причиной отъезда Васильева во Францию. В 21 год у молодого человека случился бурный роман с одноклассницей по школе рабочей молодежи, а семья девушки перебралась в Париж. Последовать за ней гражданину Советского Союза было почти невозможно, но через некоторое время способ нашелся: Александр женился на француженке Анне Бодимон, которая приехала в МГУ совершенствовать русский язык. Когда жена вернулась на родину, он после множества бюрократических проволочек тоже смог добраться до столицы Франции. Увы, русская возлюбленная не дождалась своего кавалера: оказалось, что у нее роман с французом. Впрочем, к тому времени Александр был счастливо влюблен в собственную жену. Но брак оказался недолгим. Анна захотела, чтобы муж бросил неперспективную, по ее мнению, жизнь художника и занялся преподаванием русского языка. На почве разногласий супруги расстались, но дружат до сих пор.

100 евро в пересчете на современные деньги Александр однажды заработал пением. Французские театры не сразу приняли его как декоратора, и подрабатывать приходилось разными способами. Поначалу друг, словацкий музыкант, уговорил Васильева спеть в метро. «Доехали до станции «George V», выходящей на Елисейские Поля, встали у стеночки и затянули: «Дорогой длинною…» – рассказывает Александр. – Но в метро, как выяснилось, подают очень плохо. И мы решили попытать счастья у роскошных кафе. Лето, столики вынесены на улицу, народу полно. Наше творчество понравилось, посетители кафе не скупились: за три песни мы получали по теперешним масштабам примерно 100 евро». Через два месяца нашлась работа в театре, а затем Васильева пригласили преподавать историю моды сначала в Русскую театральную школу, а потом во французскую «Эсмод».

7 языков знает телеведущий. «Английский я учил в школе, – рассказывает он. – Французский выучил, живя во Франции. Польский понимал с детства, поскольку проводил каникулы у родственников мамы, в семье которых все говорили только по-польски. После получения контракта во Флоренции пришлось очень быстро овладеть итальянским». Особая история связана с испанским языком. Александр выучил его, когда читал лекции по истории моды в Католическом университете в столице Чили. «У меня было много групп, некоторые лекции я повторял по три раза. Я читал по-французски, они переводили на испанский, и я запомнил все слова настолько хорошо, что через десять дней стал уточнять их перевод. После чего мне сказали: «Всё! Вы больше не нуждаетесь в переводчиках!» Ну а турецкий Александру пришлось выучить, когда он оформлял постановки для Национальной оперы Анкары и Стамбула.

В 10 раз увеличился гардероб ведущего из-за передачи «Модный приговор». «Там надо переодеваться четыре раза в день: четыре съемки, а стало быть, четыре новых образа, – объясняет он. – Мой гардероб достаточно обширен, хотя он – ничто рядом с гардеробом Филиппа Киркорова. Но я имею в наличии сотню сорочек и примерно такое же количество пиджаков. Если говорить о шарфиках, которые я очень люблю, то количество их подсчитать практически невозможно!» Между тем, в жизни Александр гораздо менее экстравагантен, чем на экране. «В реальной жизни вы никогда не увидите меня в пестрых пиджаках, с цветочными брошками и объемными шарфами всех цветов радуги, – признается Васильев. – Телевидение требует яркости, поскольку мы работаем на фоне декораций агрессивно красного цвета, которые сжирают все пастельные тона, а я сижу в черном кресле, где тоже не имею права потеряться, надев, например, темно-синий пиджак». Однако «Модный приговор» подарил ведущему и немало поводов посмеяться. Например, как-то раз в аэропорту Бухары стюардесса застенчиво поинтересовалась у него: «Господин Зайцев, а почему по паспорту Вы – Васильев?»

4-й собакой стал для Александра его любимый черный мопс Котик. У этого пса особая история. «Я купил его щенком и подарил моей приятельнице, ленинградской портнихе Элеоноре Ивановне Балыбиной, на 75-летие, – рассказывает Васильев. – Когда Котику было полтора года, Элеонора Ивановна тяжело заболела, у нее отнялись ноги, и она сказала мне: «Или ты его забирай, или придется его усыпить». Котик меня хорошо знал, я часто приезжал в гости, и он стремглав побежал ко мне на руки». Котик сопровождает хозяина почти повсюду. «Он ходит со мной на лекции, сидит на сцене и смотрит, как я в огромной аудитории на триста человек читаю лекцию по истории моды. Особенно ему нравится слушать о Коко Шанель, – рассказывает ведущий. – Я пришел с ним однажды, к ужасу билетерш, на концерт моей приятельницы Елены Баклановой. Другая собака завыла бы либо залаяла при звуках струнных и духовых инструментов, а Котик сидел у меня на коленях как вкопанный. Он старается не пропускать и светские мероприятия. Ему нравятся выставки и дни рождения. Недавно он был на балу у маркизы Казатти. Пришел в таком красивом воротнике – все фотографы его снимали!»

80 кг перевеса как-то раз простили историку моды на таможне. Свою коллекцию он пополняет регулярно и иногда увлекается покупками так сильно, что это приводит к курьезам. Но вежливость способна творить чудеса. «Как-то летел из Японии, у меня было 100 килограммов багажа, а можно было только 20. Это я походил по блошиным рынкам, накупил каких-то кимоно, посуды, – вспоминает Александр. – И плюс ко всему нашел на помойке маленького котенка с красивыми зелеными глазами. У него было столько блох, что ему пришлось срочно сделать прививку. В клинике я взял еще и справку, что он не бешеный, то есть всё сделал по правилам. Приезжаем в аэропорт, показываю все справки, служащие авиакомпании восторгаются: «Ой, какой красивый котенок!» Потом смотрят на чемоданы: «А это что? У вас же 80 лишних килограммов!» Я говорю: «Корм для котенка». Они улыбаются: «Да, действительно, его же кормить надо...» И меня пропустили».