Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
ГЕРОИ СЕРИАЛА
И СНОВА «НЕУЛОВИМЫЕ»: КТО НЕ РИСКУЕТ, ТО НЕ ОДЕССИТ
E45 07 c 7
E45 07 c 8
E45 07 c 9
E45 07 c 10
В новом сериале телеканала «НТВ» «Неуловимые» легендарные одесские воры Лаврик и Кобзарь задумали украсть скрипку Страдивари, которую знаменитому скрипачу Давиду Ойстраху подарила бельгийская королева. Помогает им в этом воровка Фирочка Танцорка, а ловит всю честную компанию майор Бачило. Одесса 1960-х пронизана духом авантюризма. Впрочем, Александр Лыков, Сергей Газаров, Оксана Фандера и Юрий Стоянов – тоже люди неробкого десятка. И смогли рискнуть...

ОКСАНА ФАНДЕРА — НА ПРОБАХ
«Моя героиня Фирочка – авантюристка высшей пробы, у которой есть только одно слабое место – ее любовь. Она мне необычайно импонирует во всех своих проявлениях», – говорит Оксана. У актрисы есть еще одна причина любить героиню: они обе одесситки, а своим происхождением Фандера очень гордится. Она говорит, что именно Одесса дала ей свободу и ироничность.
И, конечно, смелость, которая начала проявляться еще в детстве. Свою первую роль Оксана получила именно благодаря дерзости. Она сыграла вредную девочку, которая в фильме «Приключения Электроника» издевается над рыжим Чижиковым: «Ну что, Рыжиков, опять не приняли тебя в хор?» А ведь поначалу у режиссера были совсем другие планы: Оксану с сестрой просто отобрали в массовку в класс Электроника-Сыроежкина. Но юная актриса придумала, как поразить режиссера. «Я подошла к нему и говорю: «Вы не против, если мы поднимем вас на пальцах?» – вспоминает она. – Он удивился, растерянно сказал: «Ну давайте». Я сколотила компанию из четырех человек, включая себя. Мы усадили его на стул... Честно, я до сих пор не знаю, как работает этот метод. Но он работает. Сначала надо сосредоточиться. Для этого восемь рук в полной тишине делают над головой объекта специальные пассы. Потом двое просовывают пальцы под мышки, двое – под колени. И поднимают. Мы подняли Бромберга над головой. Он – мужчина не маленький, мы – дети легкой весовой категории. Но мы подняли». После такого режиссеру ничего не оставалось, кроме как дать упорной девочке роль позаметнее.

АЛЕКСАНДР ЛЫКОВ — НА СЪЁМКАХ
Сыгравший вора Лаврика Лыков зрителям до сих пор вспоминается по роли импозантного Казановы из сериала «Улицы разбитых фонарей». Но начинал он с гораздо более экстремального дела. «Я раньше работал каскадером! В самом начале актерской карьеры. И в институте у нас была трюковая подготовка. Целых четыре года, а это приличный срок», – говорит он. Однажды трюковая подготовка пригодилась Лыкову и в «Улицах». «Одна серия начиналась с того, что я падаю с тарзанки, – рассказывает актер. – Это когда на ноги привязывают резинку, и ты летишь вниз. Причем я сам кашу-то и заварил. Ляпнул: «Давайте я прыгну, только оплатите прыжок». «Пожалуйста», – сказали мне. Не поверите, я за три дня ожидания похудел на десять килограммов. Боялся, что случится какой-нибудь конфуз, меня же никто психологически к таким полетам не готовил. Наконец утром прибыл на съемки. Посмотрел наверх – и мне плохо стало. Стрела крана, будка, поднимающая тебя наверх. Она только вверх поползла, а я чувствую уже, что всё, высоты мне, в общем-то, хватает. А будка едет и едет вверх, на высоту двадцатиэтажного дома, внизу всё с овчинку. И обратной дороги нет, сзади уже оператор подпирает. Самое смешное, я ведь должен был как Казанова обязательно выпендриться и прыгнуть с девушкой. Еле уговорили одну девчушку прыгать со мной в качестве каскадерши. Пока мы поднимались вместе в этой клетушке, потеряли и дар речи, и дар мысли. В общем, полетели камнем вниз. А на тарзанке же до конца долетаешь – и тебя обратно на ту же высоту подбрасывает. И всё по новой. А потом мы узнали, что оператор снять ничего не успел...»

СЕРГЕЙ ГАЗАРОВ — НА ЭКЗАМЕНАХ
Сергей, сыгравший Кобзаря, – рисковый человек: он и гонками занимался, и строил успешный ресторанный бизнес. Но главную авантюру совершил еще в юности, когда из спокойного солнечного Баку, где его ждала успешная карьера архитектора, отправился в хмурую Москву – поступать в театральный. Приемную комиссию ГИТИСа абитуриент поразил. Он явился на экзамены в нейлоновой рубашке в петухах, пуловере с люрексом и кримпленовом пиджаке. На улице стояла тридцатипятиградусная жара, но Сергей и не подумал раздеться, поскольку хотел произвести на экзаменаторов впечатление культурного человека. Когда он с чудовищным акцентом и без единого мягкого знака начал читать «Нос» Гоголя, Олег Павлович Табаков, говорят, уронил свою неизменную трубку. Кроме того, бакинский мальчик думал, что без взятки в институт поступить невозможно. Взятку решил давать главным богатством своего края – фруктами. «Я спросил у Олега Павловича: «Вы мандарины любите?» Он сказал: «Очень. Это то, что я люблю больше всего в жизни. Вагон сможешь?» – вспоминает актер. – Я звоню брату: «Нужен вагон мандаринов, и вопрос снят». Брат начал узнавать. В июле месяце. В Баку. Про мандарины. Когда мы каким-то диким способом вышли на людей, которые могут их подогнать, шел уже второй тур, и я понимал, что перед третьим надо точно показать товар. И вдруг он сказал, что вообще-то хурму любит больше!» Конечно, оказалось, что Олег Павлович шутил. Он взял Газарова на свой курс и вот тогда поставил по-настоящему серьезное условие: «В течение года исправишь акцент – оставлю». Студент справился.

ЮРИЙ СТОЯНОВ — В ПЕРЕРЫВЕ МЕЖДУ ДУБЛЯМИ
Актер, который сыграл майора Бачило, сам одессит, но роль своего земляка получил впервые в жизни. «Мне достался герой, которого я должен был сыграть лет на 20 раньше: начальника Одесского уголовного розыска в 1957 году. Если это было бы в реальной жизни, то начальник, которого играю я, – следующий после Володи Машкова в «Ликвидации», то есть наши герои занимают одну и ту же должность, только в разное время. Это же надо было выстроить такую кинематографическую хронологию этих персонажей!» – говорит он. Одесская склонность Стоянова к розыгрышам не покидает его даже в самые серьезные моменты съемок. К примеру, в фильме «12» он играл одного из присяжных, хозяина телеканала, пребывая не в лучшем состоянии – Стоянов тогда страдал от позвоночной грыжи. Но даже это не удержало его от шуток. «На съемках нас там кормили, естественно. Давали меню, и мы должны были галочкой пометить одно из двух блюд. Еда была самая обыкновенная – кинокорм в пластмассе. И вот однажды мне это надоело, я отпечатал другое меню, включив в него самые дорогие и изысканные блюда и закуски из московских ресторанов, причем с труднопроизносимыми названиями. И всем артистам, кроме Михалкова, раздал, – вспоминает он. – Купились они, конечно, в одну секунду. Леша Горбунов, посмотрев меню, сказал: «Ну, это как в Америке. Там перед казнью на электрическом стуле разрешают поесть чего ты хочешь». Это замечание сразу вызвало у остальных подозрение, что деньги, наверное, кончились и нам вообще теперь не заплатят или, наоборот, заставят сниматься еще дней десять дополнительно. Кто-то советовал: «Берите свежевыжатый сок ананаса. Берите всё самое дорогое, опустим их по полной!» Гафт сидел и гадал: «А что такое фуа-гра?» Ему объяснили, что это печенка. «Надеюсь, не свиная?» – подозрительно переспрашивал он. Петренко выбрал вареники и домашние котлеты, многие решили ударить по суши. Я еще никогда не видел этих людей такими одухотворенными! А потом всем принесли щи из кислой капусты и гуляш с макаронами, и кто-то все-таки проговорился, и они решили меня убить. Я долго прятался в декорациях».