Link to index Архив публикаций
Link to index ПОРТРЕТ АУДИТОРИЯ РАСЦЕНКИ ПРИНЦИПЫ КЛИЕНТЫ КОНТАКТЫ АРХИВ ИГРЫ ПРОГРАММЫ
ШОУ
КОНСТАНТИН МЕЛАДЗЕ СЧИТАЕТ, ЧТО ГРАНДИОЗНО ЖЕНИЛСЯ
E45 04 c 6
E45 04 c 3
E45 04 c 2
E45 04 c 4
«Обычно я разворачиваю свое кресло вместе с коллегами по жюри, и это логично, потому что талант слышно сразу, а когда ты слышишь талант, тут же возникает желание ему помочь», – говорит член жюри шоу «Голос. Перезагрузка» Константин Меладзе. Для кого-то из участников передачи этот поворот кресла успешного продюсера может стать судьбоносным. А мы решили выяснить, какие знаковые для себя повороты совершил Меладзе в жизни.

ПОВОРОТ К МУЗЫКЕ
Сегодня сложно поверить в то, что у Константина Меладзе, который сочинил хиты для многих знаменитостей, отношения с музыкой поначалу не ладились. «Первый раз я влюбился в музыку, когда мне было шесть лет. Услышал в кино полонез Огинского, и меня накрыло. Я побежал к маме и сообщил ей, что пойду учиться играть на скрипке (мальчик в том фильме играл полонез именно на скрипке), – вспоминает он. – В музыкальную школу меня взяли с большим трудом, потому что на экзаменах выяснилось, что у меня нет ни слуха, ни чувства ритма, ни голоса – ничего. «Отдайте мальчика на футбол», – посоветовали маме преподаватели. Но мама у нас человек настойчивый и целеустремленный, она возразила: «Мальчик хочет учиться музыке, и он имеет на это право!» Школа была при нашем заводе, и там действительно имели право учиться все дети, вне зависимости от наличия у них данных. В класс скрипки был острый недобор – почему-то желающих играть на этом инструменте в рабочем поселке нашлось немного, – и меня взяли. Учился я плохо, потому что всё время ощущал скептическое отношение к себе со стороны преподавателей. Учеба практически отбила у меня желание заниматься музыкой, но в последнем классе мне дали преподавателя по фортепиано, которая изменила мое отношение. Она была молоденькой, и у нее был совсем другой, не академический подход к обучению. С ее помощью я открыл для себя музыку еще раз. Влюбился в Баха, в Моцарта, а потом вдруг понял, что на фортепиано можно подбирать нравившиеся мне композиции, в том числе рок или поп-музыку, и просто сошел на этой почве с ума. Играл с утра до ночи и в результате стал довольно приличным для своего возраста пианистом».

ПОВОРОТ К СЕБЕ
В подростковом возрасте Константин не радовал и преподавателей общеобразовательной школы. Они с младшим братом Валерой, как и многие другие ребята в рабочем поселке под Батуми, росли хулиганами и урокам уделяли гораздо меньше внимания, чем разным проделкам. Константина из-за этого позже всех приняли в пионеры, а в комсомол не взяли вовсе. «Почему – до сих пор не знаю, – признается он. – Я хоть и хулиган был, но не самый отъявленный, а преподаватели, видимо, считали, что именно я являюсь зачинщиком. Может, дело в том, что я был довольно мрачный на вид. Вот и считалось, что я – координатор. А я вовсе не поэтому мрачный был. Просто у меня не особо складывались отношения с коллективом. Я сильно заикался, от этого был нелюдим. В общем, странный парень был, что и говорить. Но школу с грехом пополам окончил. А в 18 лет я вдруг очнулся, как Илья Муромец. Понял, что нужно браться за свою жизнь, иначе я ее упущу. Отправился в Николаев, поступил в Институт кораблестроения и отчетливо осознал, что это единственный мой шанс начать новую жизнь. Там за мной не тянулась слава мрачноватого хулигана. Я взялся за ум, стал хорошо учиться. Родители, слыша про мои успехи в учебе, наотрез отказывались верить. Папа в какой-то момент не выдержал, приехал в институт, отправился в деканат и, не веря своим глазам, листал мою зачетную книжку. Там были одни «четверки» и «пятерки». Плюс ко всему выяснилось, что я еще и староста. Он был в шоке. На семейном совете было решено на следующий год прислать ко мне брата – на перевоспитание».

ПОВОРОТ К БРАТУ
В детстве братья Меладзе были не слишком близки. Имели разные интересы, частенько дрались и даже внешне сильно отличались: Костя был худой и молчаливый, а Валера – полноватый и общительный. Однако во время учебы в Институте кораблестроения братья стали вместе выступать в институтской музыкальной группе: старший был клавишником, а младший – солистом. И музыка связала их на всю жизнь. «Когда в 1989–1990-м годах мы попали в группу «Диалог» и стали более-менее профессионально заниматься шоу-бизнесом, в нас было столько сил! – вспоминает Константин. – Мы работали на всю катушку и просто не позволяли себе думать, что у нас что-то может не получиться! Хотя поначалу не получалось ничего, совсем другая музыка была в моде: «Ласковый май», Газманов. Наша лирика казалась неуместной. Но мы другой музыки писать не хотели и пропихивали эту. Жить было не на что, я работал в четырех местах, а Валера защищал диссертацию в аспирантуре. Мы на последние деньги возили свои кассеты из Батуми в Москву, а люди отнекивались… До поры до времени. А потом вышел наш первый альбом – и мгновенно всё это стало орать «из каждого утюга». Тогда мы поняли, что пробили стену». Певец Валерий Меладзе стал главным проектом Константина, который уже больше 25 лет пишет для брата песни. Вместе они собрали все возможные музыкальные награды российского шоу-бизнеса. «Как минимум половина каждого приза принадлежит Валере, – говорит Константин. – Статуэтки стоят везде: у Валеры, у мамы с папой, у меня. При переездах просто невозможно всё увезти, теряем по дороге!»

ПОВОРОТ К «ВИА ГРЕ»
Не менее известный проект Константина Меладзе – женская группа «ВИА Гра», которая появилась в 2000 году. Коллектив уже неоднократно поменялся, но группа остается популярной. «Этот принцип – «красивая музыка, исполняемая красивыми женщинами» – такой простой, но по сей день актуальный. Такой же простой принцип, когда девушки делятся по цветовым параметрам: шатенка, брюнетка и блондинка, – тоже будет работать еще долго», – говорит Меладзе. А текучку кадров объясняет просто: «У нас такая успешная группа, что, как только девушки попадают в «ВИА Гру», мгновенно «обрастают» женихами. Я не противлюсь этому. Кто хочет уйти в семью, рожать детей – того отпускаю». Его вообще не назовешь жестким автором и продюсером. «Регулярно возникают ситуации, когда артист говорит мне, что написанная песня не совпадает с его мироощущением, – признается Константин. – И я переделываю либо песню, либо только припев. У многих моих песен, которые стали известными, изначально был вообще другой припев. Понятно, я ругаюсь про себя, но переделываю, пока песня не ляжет на душу артисту. Она должна быть комфортной, как одежда, иначе успешной быть не сможет. К примеру, с песней «ВИА Гры» «Бриллианты», которая стала очень популярной, не всё было гладко. Когда я ее в первый раз показал группе, Надя Мейхер наотрез отказалась ее петь, потому что она ей показалась какой-то несерьезной. Надя любила песни на разрыв, затрагивающие глубинные струны. А тут про бриллианты... Потом я ее худо-бедно убедил. Был уверен в успехе, поэтому пришлось убеждать. Но даже в итоговой версии нет Надиного сольного куска, она поет только в хоре». Впрочем, песне чуткий подход Меладзе к артистам пошел только на пользу, как и другим его проектам.

ПОВОРОТ К ВЕРЕ
Свое знакомство с Верой Брежневой Константин вспоминает так: «Вера вышла на сцену в одном из концертов нашей группы в Днепродзержинске, чтобы исполнить вместе с другими девушками-зрительницами «Попытку № 5». Наш администратор ее увидел, взял телефон – у нас в то время была постоянная ротация кадров, я искал какой-то оптимальный состав. Она приехала на кастинг, мы сделали видеопробы, которые повергли меня в восторг, потому что она была копия Брижит Бардо в молодости. И я сказал: «Этот образ нам как раз сейчас и нужен». Вера – самый трудолюбивый человек. Когда мы взяли ее в группу, она не умела ни танцевать, ни петь. Я отправил ее к преподавателям по вокалу и хореографии и раз в неделю посещал эти занятия. Эффект был поразительный! Как в мультфильмах – раз – и за 5 секунд вырастает, например, помидор. Через год работы в группе это была уже абсолютная звезда». Однако когда в 2008 году Меладзе взялся продюсировать Веру сольно, никто не верил в успех. «Все смотрели на это как на какую-то блажь. Даже я верил примерно 50 на 50, – признается Константин. – На самом деле я два с половиной года искал то звучание, которое потом и принесло ей успех: песня «Любовь спасет мир» была написана только в 2010 году». Впрочем, композитор не скрывает, что Вера, на которой он женился в 2015 году, сделала для него не меньше, чем он для нее. «С ее появлением жизнь изменилась, – говорит он. – Я наконец поднял голову от клавиатуры. Точнее, Вера подняла меня за волосы и сказала: «Вот, есть же еще много всего интересного». До Веры мне было всё равно, где я отдыхаю и отдыхаю ли вообще, что я ем и так далее. Я очень-очень много чего упустил, к моему великому сожалению, из-за того, чтобы был маниакально увлечен своей работой. И упустил бы, наверное, всё, если бы Вера не разбудила во мне интерес к иной жизни. Я грандиозно женился».